+7 (495) 407-08-58law@gross77.ru

Филиал г. Белгород

+7 (4722) 42-41-41law31@gross77.ru

Новости

Красноярским краевым судом оставлено без изменения решение Дивногорского городского суда Красноярского края, которым отказано в удовлетворении требований об установлении факта принятия наследства и признании права собственности на квартиру

25.04.2017
Решением Дивногорского городского суда Красноярского края от 07.02.2017 иск О-т Е.Р. к З-ву В.В. и Данченко Е.В. об установлении факта принятия наследства и признании права собственности в порядке наследования на квартиру был признан полностью необоснованным и отклонен.

Не согласившись с решением суда, Истцом была подана апелляционная жалоба, в которой он просит оспариваемое решение отменить и принять по делу новое решение.

Апелляционным определением Красноярского краевого суда от 24.04.2017 решение Дивногорского городского суда Красноярского края от 07.02.2017 по иску О-т Е.Р. к З-ву В.В. и Данченко Е.В. об установлении факта принятия наследства и признании права собственности в порядке наследования было оставлено без изменения, а апелляционная жалобы Истца без удовлетворения.

Суд полностью разделил позицию представителя Ответчика З-ва В.В. адвоката Киселева К.А. о том, что сама по себе апелляционная жалоба сводится к несогласию с решением суда первой инстанции и фактической переоценке уже установленных судом обстоятельств дела. Ни одного нового довода в обоснование своей позиции Истцом не приведено.

Сама жалобы содержала в себе четыре основных довода.

В своем первом доводе Истец указывал, что представленная в материалы дела квитанция об оплате жилищно-коммунальных услуг после смерти наследодателя подтверждает, что фактически спорная квартира оплачивалась истцом и его супругой, указание в квитанции фамилии его бабушки как собственника жилого помещения, не свидетельствует, что оплата истцом не производилась при наличии именно у него квитанции об оплате за жилое помещение.

Однако суд согласился с тем, что наличие у Истца данной квитанции объясняется тем, что квитанции хранились в квартире, принадлежащей З-ву В.В., который в подавляющем большинстве случаев и оплачивал коммунальные платежи. Остальные квитанции, оплаченные Зыковым В.В. за 2006 год, видимо не сохранились, иначе Истец и их бы представил в качестве доказательств уплаты им коммунальных платежей.

Второй довод Истца сводился к тому, что из показаний свидетелей якобы видно, что после смерти наследодателя оплата коммунальных услуг также была произведена и К-ной И.С. Соседи подтвердили, что К-на И.С. осуществляла замену замков, в целях охраны жилого помещения от посягательств третьих лиц.

Здесь Истец пытался убедить суд апелляционной инстанции в том, что К-на И.С. осуществила действия по фактическому принятию наследства по его личному поручению.

Этот довод был опровергнут тем, что никаких письменных поручений о принятии наследства Истцом К-ной И.С. не выдавалось. Поскольку К-на И.С. также проживала в квартире совместно с З-вым В.В., то вполне логично, что оба они должны были заботиться о состоянии квартиры.

Если бы Истец действительно захотел принять наследство, то для этого ему понадобилось бы только выслать по почте заявление о принятии наследства в адрес нотариуса, заверенное командиром воинской части. Никаких сложных схем с поручением К-ной И.С. принять наследство не пришлось бы выдумывать.

В третьем доводе Истец утверждал, что доказательством того, что он фактически принял открывшееся после смерти бабушки наследство, является то, что до смерти и после смерти бабушки он проживал совместно с наследодателем (без регистрации по месту жительства).

Это утверждение не выдерживает никакой критики. Никто не оспаривал, что Истец проживал совместно с наследодателем до и после смерти З-вой Е.Ф. Однако наследство принимается в строго установленный законом срок, который был Истцом пропущен. Является ли данное жилье для Истца единственным, не имеет никакого правового значения для принятия наследства.

В завершение жалобы четвертым доводом Истца явился довод о несогласии с пропуском срока исковой давности, факт которого установил суд.

В подтверждении этого, Истец сослался на п. 57 Пленума Верховного Суда Российской Федерации №10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», который предусматривает, что в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется.

Адвокат Киселев К.А. убедил суд в невозможности применения данного Пленума к рассматриваемой ситуации. Указанный пункт Пленума применим только в том случае, когда у лица уже есть право владения, и в результате, как правило, ошибки Росреестра, в официальном реестре ЕГРП содержаться сведения об ином собственнике недвижимости, чем есть на самом деле.

Разумеется, никакого права владения у Истца никогда не было, он был прописан и проживает в квартире только с разрешения нынешних и предыдущих собственников.

В случае с умершим З-вым В.В. никакой недостоверной записи в ЕГРП в отношении него не вносилось. Он оформил свои права в полном соответствии с действующим законодательством, и Истец прекрасно был об этом осведомлен.

Таким образом, суд апелляционной инстанции согласился с решением Дивногорского городского суда, что никаких доказательств, с достоверностью подтверждающих принятие Истцом наследства в установленный законом срок представлено не было. Как следствие, спорная квартира, принадлежащая З-ву В.В. по праву наследования, окончательно останется за ним.