+7 (495) 407-08-58law@gross77.ru

Филиал г. Белгород

+7 (4722) 42-41-41law31@gross77.ru

Новости бюро

Арбитражный суд города Москвы по делу А40-101323/2012 поддержал позицию адвоката Сагадиева А.Э., отказав ОАО "Концерн Росэнергоатом" в иске к Обществу на 39 000 000 рублей.

Громким успехом адвоката Сагадиева Алексея Эрнстовича завершилось рассмотрение Арбитражным судом города Москвы дела А40-101323/2012.  Суд отказал ОАО "Концерн Росэнергоатом" в иске на 39 000 000 рублей к Закрытому акционерному обществу, интересы которого представляет адвокат Сагадиев А.Э.. Напомним читателям нашего сайта, что между ОАО "Концерн РЭА" и ЗАО был заключен договор поставки дизель-генераторной установки (ДГУ), производства завода "Адриадизель" (Хорватия). В соответствии с договором шеф-монтажные работы осуществляли представители завода-изготовителя.Открытое акционерное общество «Российский концерн по производству электрической и тепловой энергии на атомных станциях» (далее – истец, концерн, покупатель) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к Закрытому акционерному обществу (далее – ответчик, общество, поставщик) о взыскании 25 730 464 руб. 53 коп. стоимости расходов на устранение недостатков оборудования, 14 206 041 руб. 18 коп. убытков. Решением Арбитражного суда г. Москвы от 17.12.2012, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2013, исковые требования удовлетворены. Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 09.08.2013 г. была удовлетворена кассационная жалоба адвоката Сагадиева А.Э. в интересах ЗАО и дело было направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы. Суд кассационной инстанции установил, что согласно материалам дела, в рамках Договора поставки истец приобрел у ответчика дизель-генераторную установку (ДГУ) производства фирмы ADRIADIESEL d.d. с системой автоматизированного управления для системы аварийного энергоснабжения энергоблока одной из АЭС.Также между сторонами был заключен Договор, в соответствии с которым истец (заказчик) поручает и оплачивает, а ответчика (исполнитель) принимает на себя выполнение шеф-монтажных работ по ДГУ для АЭС. Согласно акту сдачи-приемки выполненных работ по договору, подписанному обеими сторонами и скрепленному печатями организаций, данные шеф-монтажные работы выполнены, удовлетворяют условиям договора и в надлежащем порядке оформлены. 29.10.2010 при выполнении программы функциональных испытаний под нагрузкой произошло повреждение дизель-генератора, в связи с чем назначена комиссия по расследованию нарушения в его работе. При этом в отчете комиссии указано, что окончательную причину повреждения можно установить только после полной разборки дизеля, проведением замеров поврежденных элементов, определением свойств металла поврежденных зон и сравнения их с контрольными замерами, выполненными после ремонта дизеля на заводе-изготовителе. В связи с этим истцом были заключены договоры на выполнение работ и оказание услуг, связанных с устранением недостатков оборудования ненадлежащего качества (расходы), а также договоры, связанные с исполнением обязательств истца в целях обеспечения поддержания эксплуатационного режима энергоблока АЭС (убытки). Общая стоимость расходов на устранение недостатков и убытков составила 39 936 505,71 руб., то есть изыскиваемую по настоящему делу сумму. Удовлетворяя заявленные требования, суды двух инстанций исходили из того, что согласно материалами дела поставщиком в нарушение условий договора поставлено оборудование ненадлежащего качества. Поскольку в соответствии с Договором на оборудование установлен гарантийный срок, суды, руководствуясь п. 2 ст. 476 Гражданского кодекса Российской Федерации, указали, что бремя ответственности за недостатки оборудования возлагается на продавца (ответчика), если он не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения последним правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьи лиц, либо непреодолимой силы. Установив факт уведомления 31.01.2011 истцом ответчика о произошедшем 29.10.2010 отказе дизельного двигателя и необходимости направления обществом своего представителя для согласования выводов, изложенных в акте расследования происшествия, направление в адрес ответчика претензии от 10.05.2012 с указанием суммы ущерба, а также факт несение и размер изыскиваемых расходов и убытков, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении заявленных требований в полном объеме. Суд апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции поддержал, указав также на то, что ответчик не заявлял ходатайства о проведении экспертизы в целях установления факта несоответствия поставленного им товара требованиям качества, периода образования и причин возникновения дефектов оборудования. Между тем, суды оставили без внимания доводы ответчика о том, что испытания ДГУ были проведены и неработоспособность оборудования установлена в отсутствие представителя продавца, который не приглашался; еще до уведомления ответчика об отказе дизельного двигателя истец, самостоятельно, без участия ответчика и с привлечением третьих лиц демонтировал гарантийный товар и транспортировал его в Хорватию, тем самым фактически лишив поставщика возможности знать и доказать момент и причины проявления недостатков, а также предпринять возможные меры для обеспечения устранения недостатков с несением соразмерных расходов; согласно материалами дела на спорную ДГУ имеется гарантия компании Адриадизель. Поскольку судами не дана оценка доводам ответчика, в том числе о нарушении истцом положений пунктов 1, 2 ст. 483 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 6.8 Договора поставки, то выводы судов об удовлетворении иска оказались преждевременными. Кроме того, судами не учтено следующее. В соответствии с п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Требуя взыскания убытков, истец в соответствии с ч. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, помимо размера убытков, должен доказать факт нарушения неправомерными действиями ответчика его прав и наличие прямой причинной связи между действиями ответчика и возникшими убытками. Отсутствие хотя бы одного из вышеуказанных элементов является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании убытков. Лицо, требующее возмещения убытков, также должно представить доказательства принятия им всех возможных мер к предотвращению убытков или уменьшению их размера. Между тем, данные обстоятельства судами при рассмотрении дела не устанавливались, а выводы судов основаны лишь на поставке ответчиком оборудования ненадлежащего качества и на расчете иска согласно представленным в материалы дела документам. С учетом этого судебные акты были отменены и дело направлено на новое судебное рассмотрение. Рассмотрев дело повторно, Арбитражный суд города Москвы отказал Концерну в иске, согласившись с позицией адвоката Сагадиева А.Э. и необоснованности заявленных требований.